Сочетание прецизионности и чувственности

Постоянно совершенствуясь, компания Dornbracht создает новый дизайн гальванического покрытия: CYPRUM демонстрирует оттенок розового золота, созданный благодаря сочетанию золота и меди.

Он подчеркивает возрастающее значение меди и розового золота в индустрии моды и дизайна интерьера. CYPRUM ‒ это искусственно образованное слово, происходящее от латинского Cuprum (медь).

Подробнее

Медный век
Петра Шмидт

Медь приобретает все более широкую популярность среди дизайнеров. Импульсом к этому еще в 2005 году послужила идея британца Тома Диксона. Во время мебельной выставки в Милане он вывесил на потолке зала Superstudio многочисленные экземпляры своего светильника-шара Shade, что вызвало огромный восторг публики. С этого момента медь уверенно вошла в сферу дизайна современного интерьера. Уже в 2008 году дизайнер и владелец именитого мебельного бренда e15 Филипп Майнцер использовал этот металл для создания эффектного приставного столика Habibi. Знаменитый британский архитектор Дэвид Аджае также высоко ценит этот материал: совместно с турецким элитным брендом Gaia & Gino и Swarovski он создал оклеенные стеклянными кристаллами медные вазы и чаши.

Внезапная любовь к меди особенно удивляет тем, что в течение последнего столетия дизайнеры почти не проявляли интереса к этому цветному металлу. Долгое время достоинства меди недооценивались, а в стиле модерн медь практически не находила применения. При этом она обладает целым рядом положительных свойств. Этот металл превосходно проводит ток и тепло, а также обладает антибактериальными свойствами. Медь является довольно мягким металлом, которому можно легко придать желаемую форму. Кроме того, если ее не обрабатывать, на поверхности с годами появляется эффектная патина.

И все же еще со времен основания школы Баухауз для создания украшений дизайнеры-модернисты использовали металлы цвета серебра, а для оформления поверхностей применяли, в основном, нержавеющую сталь, хром или алюминий. Если на заре эпохи Баухауза такие дизайнеры, как Марианна Брандт и Вильгельм Вагенфельд, использовали медь, латунь и серебро для создания технически сложных, уникальных предметов или небольших серий, то вскоре после этого появились новые тенденции в индустрии. Учредитель школы Баухауз Вальтер Гропиус потребовал отказаться от «романтизма в работе».

Тогда была сделана ставка на рациональные и экономически выгодные металлы, такие как алюминий и сталь. Хромированные стальные трубы, которые использовали Март Стам или Марсель Бройер в создании своей знаменитой мебели для сидения, стали в конце двадцатых годов одним из самых модных материалов в интерьере гостиных. Кроме того, одним из наиболее используемых осталось серебро. В течение уже почти девяноста лет этот драгоценный металл является характерным цветом современного дизайна во всех сферах повседневной жизни: серебро в качестве отделки для обтекаемых автомобилей тридцатых годов; серебряный блеск, ставший популярным под влиянием посадки космического корабля на Луну, в моде шестидесятых годов, а также, разумеется, алюминиевый корпус серебряного цвета MacBook и iPad сегодня.

Особенно большие перемены претерпел дизайн смесителей в ванной комнате и на кухне. Нержавеющая сталь и хром в сочетании с поверхностями из эмали и фарфора стали олицетворять собой функциональность, легкость ухода и гигиеничность, и, кроме того, стали символом сдержанной рациональности и рассудительности.

Использование меди ‒ «теплого» металла с мерцающим блеском ‒ стало новой тенденцией в дизайне ванной комнаты. Медь словно объединяет в себе все символические свойства, которых не хватало модернистскому интерьеру: тепло, интимность и искусное использование материала. И если сегодня дизайнеры мебели и интерьера используют медь в оформлении ванной комнаты, кухни и гостиной, то это нечто большее, нежели обычная игра с модными цветами и материалами. Скорее, это обращение к тому времени, когда еще не существовало разделения ремесленного и дизайнерского труда, а сами дизайнеры даже в таких мастерских, как школа Баухауз, занимались штучным изготовлением. Это в некоторой степени проявление ностальгии по старому доброму «романтизму в работе», по уникальным штучным изделиям, аутентичным материалам, а также по теплому, роскошному блеску давно ушедших времен.

Свернуть